Интервью Новости

“За один раз отвозим тысячи дерунов”: винницкий волонтер-чиновник, который помогает помогать другим

Он не считает себя волонтером и всегда держится в стороне, особенно, когда журналисты снимают репортаж об очередной поездке волонтеров в зону АТО.
Однако в то же время, если его спросить, всегда скажет, что на этот раз повезут ребятам на передовую. Кстати, если разговор с волонтерами продолжается хотя бы десять минут, то в ней обязательно прозвучит “Олег Парфилов”, как имя человека, который так или иначе помогает помогать другим.

Этот человек с седыми волосами, будто уставшими глазами и всегда немного грустной улыбкой работает в городском совете, возглавляет отдел по вопросам чрезвычайных ситуаций, мобилизационной и оборонной работы и режима секретности. А еще с начала войны Олег Михайлович организует и вместе с волонтерами отвозит нужны бойцам вещи.

Когда Олег Парфилов служил на офицерских должностях в Западной Группе войск в Германии, затем перевелся в ВС Украины, был заместителем начальника штаба в батальоне при Министерстве по вопросам чрезвычайных ситуаций, а в конце (с 2011 года) – стал начальником отдела по вопросам чрезвычайных ситуаций, мобилизационной и оборонной работы и режима секретности ВМС.
Этот материал является продолжением цикла о винницких волонтеров, однако в нем – и о других аспектах настоящее Украины. В интервью Vеже Олег Парфилов, при этом обращаясь очень сдержанно, рассказал о своих около 20 поездок в АТО, о том, как молодежь “косит” от армии и о раненых бойцов, которые кричали на дороге ночью.

Встречаемся с Олегом Парфилов за кофе и сразу объясняем, что в первую очередь хотим узнать, устала страна от войны и изменил что-то военное положение.

Кто помогает армии или Как водители маршруток сами “просятся” в АТО

– Правда ли, что в основном те, кто помогал армии по-прежнему делает это и сейчас?
– Действительно так. Те волонтеры, которые работали со мной с самого начала, они и остались. Это прежде всего два Андрея, Нечипорук и Сирак, это Елена Верлан, Юлия Вотчер, очень-очень много есть таких в Виннице, именно настоящих волонтеров. Когда говорят, что кто-то “отсеивается”, то это скорее помощников их, но такие боевые волонтеры – остаются до сих пор.
– Как формируете груз? Кто приобщается к его формированию?
– Из бюджета мы не имеем права выделять средства на благотворительную помощь, поэтому только сами. Это работники городского совета, коммунальных предприятий, образовательных учреждений (школы и даже сады), работники учреждений здравоохранения, которые очень мощно помогают. Еще частные предприятия, к которым мы обращаемся и которые не отказывают: фабрика “Рошен”, “Австрия-Джус”, Аграна Фрут, Винницкая вкусо-пищевая фабрика, “Авис”. И частные предприниматели тоже помогают: вот есть такой Александр, который постоянно дает одноразовую посуду.

– Идет по меньшей мере три грузовые бусы, частные. Кстати, нам очень помогает наша Ассоциация частных перевозчиков, маршрутные такси. Они предоставляют нам и пассажирский бус, который мы до половины тоже грузим и они едут. И так, многие наши ребята-маршрутчиков были с нами на Востоке, и я скажу, что, пожалуй, нет в Украине такого города, где бы так массово городские маршрутные такси ездили на Восток, на передовую. То есть сами водители говорят, что давайте мы завезем вас и помощь туда. У нас есть такие водители, которые постоянно “просятся”.

“Я не знаю, почему мы до сих пор обеспечиваем ВСУ сетками”

-С самого начала войны Вы помогали волонтерам и бойцам. Которые в основном подразделения и части посещали?
– В августе 2014 года в меня первая поездка была, в Мариуполь. Там был наш 9-й батальон территориальной обороны, винницкая военная часть 3008 Национальной Гвардии. Уже потом ездили и в Попасную, в конце мы решили сосредоточиться на всех воинских частях и подразделениях, находились и находятся в районе Донецкого аэропорта, потому что с 2014-го года там было очень “горячо”. В том районе до сих пор не затихает, конечно, не так, как было изначально, когда были “грады”, артиллерия и все, сейчас более-менее спокойно, но есть еще артиллерия, хоть одиночно. В этом году расширили географию поездок, в частности к Авдеевки в Широкино.

-Как Винницкий городской совет пока помогает волонтерам и бойцам?
– С 2016-го мы постоянно всем волонтерам помогаем с топливом, то есть эти годы – уже на постоянной основе. Обеспечиваем в полном объеме, в этом году – это около 10 тонн топлива в месяц. Также сами с 2014 года собираем гуманитарную помощь и сами везем. В среднем – раз в три месяца. Но когда едем, то это семь-десять тонн груза.

-А вот государство, по Вашему мнению, достаточно обеспечивает бойцов всем необходимым?
– Вообще если сравнить 2014-й и 2018-й, то на уровне государства была проведена очень большая работа по обеспечению армии. Когда мы возили все подряд, а сейчас есть вещи, которые везти нет смысла. В большинстве случаев нет смысла везти овощи, консервацию (хотя когда речь идет о домашнем салатик, то, конечно, везем, ребятам нравится), нет смысла везти форму для ВСУ и тем более для Нацгвардии. Хотя по “подменной” формы, то еще есть некоторые проблемы, но даже по сравнению с 2017-м годом есть позитивные сдвиги, там, где на месте есть командир, есть старшина, там есть и “подменный” фонд, и есть все. В то же время есть вещи, которые всегда нужны. Например, у нас есть волонтер Денис Романовский, который производит станки для пулеметов, которые имеют стрелять только по технике, а не с земли.

Однако Олег Парфилов замечает, что если потребности бойцов ВСУ и Нацгвардии в частности в форме – обеспечивает государство, то с добровольцами ситуация сложнее.

– Это те ребята, которые не получают обеспечения или зарплаты. Они просто там, за идею. Все индивидуально нужно: одежда, обувь, продукты питания. Всегда – мешки, маскировочные сетки. Я не знаю, почему мы до сих пор обеспечиваем ВСУ сетками, но такая необходимость есть.
Если мы едем раз в три месяца, то завозим минимум 40 сеток, каждая стоит 800 гривен. У нас в Виннице есть предприятие “Спецодежда” или “Вива”, которое их производит, идет нам навстречу, в них цены меньше. И главное – качество. Потому что сначала мы агитировали в школах и там плели сетки, но мы увидели, что такие сетки не выдерживают сезон, а иногда даже месяц. Дети, конечно, стараются, это ясно, но все же промышленное производство – совсем другое. С другой стороны – замечательно, что дети до сих пор многие рисуют для бойцов, приносят даже какую-то конфету просто, которую ребенок сам не съела, с 2014-го года вообще в этом смысле ничего не изменилось. Стали помогать все ВУЗы, все профессионально-технические заведения.
Чтобы помочь собрать помощь, можно обратиться к “Круглосуточный дозор” (15-60 и 59-50-39). Пункт сбора обустроены в помещении “Муниципальной полиции” (улица Скалецького, 29). Там есть сотрудники, которые сотрудничают с городским советом и ездят с волонтерами на Восток.

-Вообще волонтеры говорят, что сейчас помогать армии стало много молодежи. А вот как со старшим поколением? Как раньше, бабушки, например, до сих пор приносят пирожки?
– Конечно, бабушки тоже приносят что-то от себя. Мы, конечно, не можем им отказать, хотя знаем, что им трудно, но уважаем возраст и то, что это делается от души. А по поводу пирожков, то нам очень помогает Валерий Дьяков и его Центр профессионально-технического образования – они делают те пирожки, вареники и деруны, тысячами. То есть за раз везем две-три тысячи вареников, столько же дерунов, много.

“Их было около 50, выжило с десяток”

Во время разговора Олег Парфилов признается, что его семья вообще привыкла к работе, но, каждый раз перед поездкой, начальник отдела по чрезвычайным ситуациям “выслушивает” от своих домашних.
“Я работаю по 11:00, иногда просто нужно еще задержаться. Но усталости не чувствую, в том числе по поездок в АТО. В этом деле мотивации не нужно, а нужно понимание того, что это нужно делать “.
– Возвращаясь к теме поездок в зону ООС. Какая Вам запомнилась?
– Больше всего запомнилась поездка 22 января 2015, когда наши ребята выходили из аэропорта. Мы поехали в Пески, и были под аэропортом, получается так, что мы туда заехали около 9 вечера, уже темно. Ехали, кстати, двумя маршрутными такси. Далее нас не пустили, потому летали “грады” над головами. Когда мы разгрузились и ехали где-то в 23 оттуда, у поворота на Авдеевку три “скорые” посреди трассы остановились. Оттуда вышли ребята – все в крови, перебинтованные. Их было человек десять. Кто-то кричал, у кого-то была контузия, просили воды. У нас вода была, мы дали. Они рассказали, что под аэропортом их буквально давили танками. Их было примерно 50, выжило с десяток. На это очень тяжело смотреть.

Несколько меняем тему, поскольку понимаем, что говорить об этом трудно. Спрашиваем о недавно введенный в 10 областях (в том числе и в Винницкой) военное положение.

-Как считаете, что военное положение изменило в стране и в частности в Виннице?
– Военное положение дисциплинирует и население, и военные и силовые структуры. Но задача была таким, чтобы население его почувствовало минимально. Хотя уже пришел призыв на сборы военнообязанных, завершились сборы нашей бригады территориальной обороны. А по сути для населения очевидно только блокпосты на выезде из города, они нужны для страны, где шестой год идет война. Военное положение должно пойти на пользу. Хотя работы, конечно, стало больше.

-Какие наблюдаются реакции на введение военного положения среди населения и военных?
– Среди водителей, кстати, паники или конфликтов на блокпостах, которых на выездах 4 или 5, не было. Бойцы и так постоянно на военном положении. Единственное – что стало немного сложнее заезжать в зону ООС, но это не связано с военным положением, потому что 29 октября вышел приказ командующего ООС по инструкции по посещения воинских частей в зоне операции волонтерами. То есть четко расписано, как это должно происходить, например, менее чем за двое суток волонтер должен направить в штаб ООС заявку, затем идет распоряжения и уже потом люди едут к тем частям, которые они указали в заявке.

– Увеличилось ответственность командиров частей по волонтеров. Потому что есть у нас много “туристов”, которые едут сфотографироваться и при этом везут мешок картошки. То есть командир части сначала спрашивает, что тот “турист” везет и скажет, нужно ли оно вообще им или нет.

О том, как молодежь “косит” от армии, а 50-летние мужчины снова хотят вернуться на фронт

– Что с винницкими призывниками? По разной информации, в связи с военным положением их как то очень много, то ли наоборот очень мало начало приходить в военкоматы. Что из этого правда?
– Если речь идет о срочную службу на год-полтора и молодых ребят, которые не служили в армии и не были в АТО, то их приходится буквально вылавливать, причем их же не берут в АТО, только в армию. С военным положением здесь вообще ничего не изменилось. Конечно, таких интересных случаев, как вот когда призывник женился бабушкой-инвалидом, чтобы ухаживать за ней и не идти в армию, то такого подобного не было. Сейчас по этому случаю военкомат наблюдает.

– Что касается других случаев, то сейчас, когда приносят повестки, то люди вообще не открывают, или говорят, что парень куда-то уехал. А вот по призыву на сборы, куда призываются ребята, которые служили и участвовали в АТО, они сами приходили в военкоматы, в том числе 50-летние мужчины. Здесь без проблем, их было даже больше, чем нужно было призвать.

– Какие самые жесткие санкции применялись к винницким “беглецам”?
– По Виннице есть несколько открытых уголовных дел, но до логического завершения они пока не доказаны. Люди эти в настоящее время в розыске. Если человек получал “последнюю” повестку с требованием прибыть для отправки в войска, которую мы еще называем “боевой”, и не прибывает, то там есть статья, которая предусматривает до двух лет лишения свободы. Так человек сам себе портит судьбу. Следует понимать, что в Виннице все дела открыты, а после их закрытия еще срок давности длится около пяти лет. И я уже не буду говорить, как бойцы к таким людям относятся, потому что они или молчат, или говорят то, что я не могу повторять, потому что это не очень культурно будет.

Оборудование для реабилитации бойцов и новая система оповещения

– Все понятно. Скажите, а как в Виннице с реабилитацией раненых бойцов?
– вопросом реабилитации бойцов занимается очень много людей и волонтеров, но одновременно на уровне государства я не вижу управления этим процессом. То есть так, помогают и организуют реабилитацию за рубежом, государственные органы и волонтеры, однако общего руководства я не вижу.
Вообще по Виннице этим занимаются группы волонтеров, Госпиталь ветеранов войны, военный госпиталь, военно-медицинский центр. Три месяца назад городской голова посетил военно-медицинский центр, он обошел те корпуса, где проходят реабилитацию, было изучено ситуацию и в бюджете на следующий год мы планируем приобрести оборудование именно для реабилитации военных в военно-медицинском центре.
В процессе разговора Олег Михайлович напоминает, что в ближайшие годы в Виннице построят систему оповещения населения о чрезвычайных ситуациях и другие угрозы.

– Что будет представлять собой система и чем она лучше существующей?
– Мы ее строим уже два года, средства выделяются и на следующий 2019-й год. Система для оповещения населения в случае угрозы или возникновения чрезвычайной ситуации – будет европейского образца, очень не дешевое. Она представляет собой сеть громкоговорителей по городу, которые руководствуются по различным каналам связи, радиосвязь и связь через мобильных операторов например.
То есть мы сможем передавать по этой системе как звук сирены, так и голосовые сообщения, а также сможем перехватывать телеканал “ВИТА” (это уже сделано) и станции фм-диапазона для передачи информации. Система сможет делать оповещения на мобильные и стационарные телефоны руководства города или других нужных людей. Позже планируем привлечь более тесно мобильных операторов, чтобы система могла использовать только громкоговорители, но и отправлять нужную информацию на мобильные.

Рабочее место диспетчера уже оборудовано в нашей диспетчерской в ​​”Круглосуточный дозор”. Там на большом экране есть карта, оператор имеет возможность управлять сиренами, подключать сирены на отдельных территориях города, а не все. Мы уже делали такую ​​”репетицию” в районе 20-й школы: задействовали две сирены, две вышки для оповещения о том, что следующий день не будет водоснабжения. В общем проектом предусмотрено 15 громкоговорителей по городу, но сейчас знаем, что впоследствии будет еще один проект дополнительный и на 2020 год еще пять-шесть там, где сейчас очень слабый сигнал. Причем в Винницу еще присоединилась Десна, то мы обязаны обеспечить ее жителей оповещением, в общем есть над чем работать. Сейчас есть девять громкоговорителей, в следующем году их будет 15.

Каким образом, разговор снова возвращается к теме войны и бойцов. Правда, уже без тяжелых историй. Между прочим Олег Парфилов рассказывает, что лучше, чем бойцы, к животным никто не относится.

– Ребята до сих собачек очень трепетно ​​относятся, вообще не было такого, чтобы например боец-то съел и не поделился с животным, которое подбежало, и неважно, это свое, или чье-то. А потом они и кошек, и собак забирают домой, на мирную территорию. Я понимаю это так, что люди, которые видели смерть, очень бережно относятся к жизни, особенно беззащитного. Животные им тоже помогают, ведь чувствуют начало боя, ведут себя перед ним очень нервно и неоднократно таким образом спасали жизни бойцов. Некоторые рассказывали, что собаки собой закрывали воинов – животное погибло, парень остался жив. Разве они не стоят того отношения?

Источник: “Вежа”, фото Ольги Мирошниченко, из архивов Vежи и со страницы Олега Парфилова в Фейсбук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − один =