Бизнес Интервью Политика

Владелец МХП Юрий Косюк рассказал, кто был его инвестняней в Винницкой области

Владелец крупнейшего в Европе производителя мяса птицы компании МХП Юрий Косюк – один из самых влиятельных аграрных бизнесменов Украины. Крупные инвестиции, рост аграрного экспорта, лоббирование интересов аграриев и промо Украины на международной арене – это реальные заслуги Косюка.

В интервью LIGA.net владелец МХП рассказал, что нужно Украине, чтобы стать Европой, и о настоящих «инвестнянях» в Винницкой области.

– При Порошенко вы какое-то время сами были при власти, у вас было большое влияние: аграрное лобби в Раде было сильнее нынешнего, и с министерством у вас были тоже достаточно тесные взаимоотношения. Со стороны кажется, что вы были в более выгодном положении, чем сейчас.

– Неправда. Президент сейчас заявляет о том, что хочет поддерживать бизнес, который будет инвестировать в Украину. Это в принципе то, в чем МХП обвиняли последние год-два-три. Оказывается, выгодно поддерживать правильный прозрачный реальный бизнес, завлекать его с помощью нужных ему механизмов. Бизнес хотят стимулировать либо в части смягчения налогообложения – taxsensitive, либо в части возмещения капитальных вложений – capexsensitive. Причем, стимулы обещают для всех, кто создает новые рабочие места.

Пока анонсировано, что хотят поддерживать больших инвесторов. Но я считаю, что это неправильно. Даже если компания инвестирует $50 000 или $30 000 в 20 рабочих мест, но делает это прозрачно, она ничем не отличается от инвестора, который вложил в страну $100 млн. Я так же не разделял бы иностранного и внутреннего инвестора, потому что иностранный не придет, если не будет локальных инвесторов, если он не увидит, что украинский бизнес активен. Ведь любой потенциальный инвестор смотрит на активность местного бизнеса, а уже потом начинает думать, стоит ли инвестировать. Точно так же делаем мы, когда выходим в другие страны.


– Вам нужна была бы инвестиционная няня, о которой президент Владимир Зеленский заявил в Давосе?

– Если инвестиционная няня будет означать персональный подход к каждому инвестору, то да. Я вам скажу, что они, наверное, у нас везде были. Вот, например, как появилась фабрика МХП в Ладыжине? Губернатор Александр Домбровский сильно хотел получить этот проект в свой регион. Облсовет очень хотел, чтобы проект был реализован в Ладыжине, мэр Ладыжина тоже всячески этому способствовал. Все они для нас, наверное, были инвестиционными нянями.

– Нынешняя власть не призывала вас присоединиться к их команде в каком-либо качестве?

– Нет.

– А если бы такие предложения были, вы бы присоединились к команде власти?

– Да. Я всем говорю сегодня, что я бóльший выгодополучатель от успеха новой власти, чем они сами. Я больше заинтересован в успехе нынешней власти, чем сама власть. Потому что они могут изменить страну. А чем сильнее власть изменит страну, тем лучше будет МХП. И если в Украине будет 100 таких компаний, как МХП, Украина уже будет Европой.

– В нынешних экономических условиях для инвестора в Украине какая доля компенсации могла бы быть справедливой?

– Я говорил об этом в Давосе. Если подходить чисто математически, то при условии, что государство возмещает 30% инвестиций бизнеса, которые были вложены в производство, в создание новых рабочих мест, в инновации, то эти расходы государство возмещает в течение года с небольшим.

Мало того, государство за это даже не должно платить деньги. Оно просто всю сумму, которую бизнес должен заплатить в бюджет, может оставить на компенсацию. Ведь до прихода инвестора у вас все равно ни этой суммы налога, ни рабочего места, ни ВВП не было, оно создалось из ниоткуда. А если оно создалось из ниоткуда, и через год окупается, а потом все платежи идут в бюджет своим чередом, то почему нет? В чем проблема?

И, мало того, это же еще и сумасшедший рост зарплаты. Потому что новые рабочие места – это единственный в моем понимании способ поднять зарплату. Это конкуренция. А по-другому тут ничего не сделаешь.

– Может ли МХП без госпомощи быть прибыльным?

– Мы и сегодня прибыльные. От дотаций мы не зависим.

– По вашим ощущениям, деолигархизация, которую объявил Порошенко, удалась? Эпоха олигархов закончилась или нет?

– У нас очень странное восприятие богатых людей. Их очень часто путают с олигархами. И я думаю, что это будет всегда.

Олигархия – это прямое влияние крупного бизнеса на власть с целью увеличения собственной выгоды. Я же веду честный и прозрачный бизнес, я обеспечил работой 30 000 человек, по нашей продукции знают Украину в мире, мы поддерживаем и развиваем те области Украины, где присутствуют мощности МХП.

МХП был и есть партнером государства в развитии Украины как страны с сильной экономикой. Крупный бизнес – не всегда олигархия, и я в этом смысле точно не олигарх. Да, я богатый человек, я создал крупный и современный холдинг и веду свой бизнес честно. МХП более 10 лет на Лондонской фондовой бирже – это является лучшим подтверждением того, что мы работаем честно и прозрачно в соответствии с требованиями мирового рынка.

Сильные индустрии – атланты, которые держат на плечах экономику страны. МХП – атлант в своей отрасли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − 5 =