Интервью Политика

Винницкий Митрополит Симеон о первой годовщине Томоса и взаимоотношениях с бывшими коллегами из русской церкви

Винницкая область выбрана полигоном российских спецслужб и Московской церкви для наказания тех, кто перешел в ПЦУ. Пример этому – преследование митрополита Симеона и священников, которые перешли из Московского патриархата в ПЦУ, – заявил Митрополит Киевский и всея Украины Епифаний.

Как известно, на религиозной фронте Винницкой ситуация неспокойная. Противостояние продолжаются, сторонники Московского патриархата уже привычно приходят каждое воскресенье в Спасо-Преображенский собор и проводят на улице свои службы, хотя в Виннице имеют 32 храмы УПЦ (МП). Инициируют суды и затягивание передачи храмов, общины которых проявили инициативу перейти к ПЦУ. Через год после получения Томоса, где лично присутствовал и митрополит Винницкий и Барский Симеон, мы попросили его поделиться своими мыслями о том, что пришлось пережить за последний год.

6 января в Украине отмечали первую годовщину со дня предоставления автокефалии Православной Церкви Украины и подписания Патриаршего Томоса. Каким был этот год для верующих Винницкой? Вы первый архиерей, который поддержал Православную Церковь Украины. Насколько трудным для вас был этот шаг?

-Недавно Святейший Патриарх Варфоломей в своем публичном выступлении назвал дарения Томосу об автокефалии Украинской Церкви главным событием прошлого года в православном мире и еще раз подтвердил, что автокефалия, предоставленная Православной Церкви Украины, является законной и полной. Год был явно непростым. Там, где радость от того, что уже год наша церковь прожила как автокефальная, 15-среди православных церквей мира, есть и сумм от того, что процесс признания ПЦУ искусственно затягивают наши недруги. То, что у нас было в течение года много проблем, не изменило моего личного мнения. Я рад за то, что пошел на Объединительный Собор и добавил свой вклад в то, чтобы миллионы украинский вернулись в каноническое, законное церковное поле.

Митрополит Симеон: «Я и наши священники – первыми ступили на этот путь, чтобы защитить церковь, которую Украина ждала веками. Мы не основали нву – мы вернули Митрополию, предоставленную Украине Вселенским патриархом еще при князе Владимире »
События, которые происходили на моих глазах ваших, каждый раз убеждали, что Православную Церковь Украина оберегает и ведет, как отец ребенка, сам Господь. Конечно, непросто было остаться почти в одиночестве против системы, против машины, что до сих пор еще хочет растоптать тебя, опорочить твое имя и уничтожить то дело, которое ты начал. Меня очень удивляют мои братья-священники из Московского патриархата. Если не воспринимаете выбора моего, умолчу. Ведь не суди – то и не судим будешь! Но чтобы столько негатива и грязи выливать … Самое обидное слышать это от тех, кому больше помогал. Для меня это год испытаний.


Недавно Блаженнейший Епифаний сказал, что Винниччина стала своеобразным полигоном для отработки методов давления на Православную Церковь Украины. Как Вы это прокомментируете?

-Это так. Я один епархиальный архиерей, который перешел в ПЦУ сразу. Поэтому неудивительно, что все силы были направлены именно на меня и мою епархию. Здесь можно увидеть и личностные мотивы, хотя жажда мести – это не то качество, которое подобает христианам. Но главной причиной, по моему мнению, является страх, что пример Винницкой епархии вдохновит других архиереев, священников и мирян оставить Московский патриархат и присоединиться к Поместной Православной Церкви Украины.

Поэтому в Украине именно в Винницкую оказывается наибольшее давление. Причем не только на верующих и священников, которые вместе со мной поддержали ПЦУ, но и на государственного регистратора, который является первый и один из немногих в Украине, кто не побоялся регистрировать изменения в уставы религиозных общин, которые решили изменить свое подчинение. На него завели уголовное дело и на его примере запугивают чиновников по всей Украине: не делайте никаких движений, потому что видите, что с вами может произойти.

Так же показывается все на примерах Луки-Мелешковской и Пеньковки. Эти села представители Русской Православной Церкви в Украине выбрали для себя своеобразными опорными точками. Здесь, как правило, начинает разыгрываться привычный сценарий судебных противостояний. И еще – мы настолько привыкли к установленного жизни, никто не хочет выходить из зоны комфорта. Мы вышли из этой зоны, и сразу же система взялась нас душить, угнетать, унижать.

Но несмотря на все Церковь живет! Это – главное. Наши общины, которых кстати, уже 50, крепнут и сплачиваются. В храмы приходят не только те люди, которые раньше постоянно их посещали. Храмы пополняются людьми, которые редко раньше сюда заглядывали, а сегодня они стали самыми активными прихожанами. Мы освятили один новый храм и одну часовню. А еще две общины начали работы по строительству двух новых храмов. Думаю, что за непростой год это хороший результат. У нас восстановился детско-молодежный хор, который практически полностью распался. И на Рождество Христово этот хор уже полностью пел Литургию, чему очень радовались наши прихожане. У нас продолжаются детские службы в соборе, у нас много крещений и венчаний. На катехизических беседах, которые у нас проводятся с теми, кто хочет венчаться или крестить детей, в течение года побывала почти тысяча человек.

Сколько было подано судебных исков лично против Вас?

-Все юридические иски, касающиеся непосредственно Спасо-Преображенского собора, касаются и меня, ведь я руководитель религиозной организации «Приход Спасо-Преображенского кафедрального собора». Каждое воскресенье под собором собираются и бывшие прихожане, и прихожане из других храмов МП на так называемые стояния за веру. Они говорят, что мы забрали у них собор. Они никак не могут успокоиться и приходят в собор на молитвенное стояние. Приходят не просто молиться, а молиться против нас, чтобы забрать собор. Они никак не могут смириться с тем, что не все разделяют их мнения, и громада собора, если говорить с юридической точки зрения, единогласно приняла решение о смене юрисдикции и присоединения к Православной Церкви Украины. И большинство прихожан это решение поддержала.

Собор открыт для всех, приходите и молитесь. Но они не хотят так! Если брать другие приходы, то по каждой уже произошло немало судов. Они оспаривают каждое решение, каждый протокол. Все проходит долго, через суды первой инстанции, затем апелляция, кассация … Все для того, чтобы убить веру в людей, чтобы у них опустились руки, якобы все напрасно. Вот как это показательно происходит в Луке-Мелешковской, других районах. Люди на все получили законное право: на храм, на землю. Но Московский патриархат все равно оспаривает, убеждая всех, что все было оформлено юридически неправильно. И я хочу подчеркнуть – вы же понимаете, что это не обходится без финансовых затрат. Предполагаю, что есть внешнее финансирование на нашем винницком, стратегически важном для УПЦ МП, направлении. Но правда на нашей стороне. А где правда – там Бог.

Насколько оправдано, чтобы церковь стояла на территории государственного учреждения, как это, например, есть в областной полиции?

-У нас во многих учреждениях, особенно при больницах, есть церкви, молитвенные комнаты, часовни, которые обслуживает Московский патриархат. Что касается непосредственно полиции Винницкой области, то позиция, которую заняло руководство этого учреждения относительно УПЦ МП, очевидна. В других областях ситуация не столь однозначна. Насколько на эту позицию влияет храм Московского патриархата на территории главного управления – не берусь судить. Скажу лишь, что во многих храмах УПЦ МП вместе с проповедью Христа, к сожалению, звучит идеология, которая отнюдь не способствует духовному и патриотическому воспитанию украинский. Это факт.

Как складываются у Вас отношения с местной властью?

-В 1996 году, когда я стал архиереем и прибыл на Волынь, с теми руководителями, которые там были, мы находили общий язык и даже стали друзьями, несмотря на то, что они были в то время сторонниками неканонического Киевского патриархата. 12 лет я уже в Виннице. Отношения с властью у меня хорошие, если говорить про их человеческую составляющую и конструктивные, если говорить про их рабочую сторону. Во время первой встречи с главой облгосадминистрации Владиславом Скальского он так и сказал: мы держимся позиции закона и равного отношения ко всем конфессиям. Были периоды, когда они поддерживали нас больше. Но сегодня они приняли нейтралитет, и нас это тоже устраивает. Конечно, нам, как украинской церкви по букве и по духу, хотелось бы, чтобы власть, которая тоже является украинской, способствовала нашему развитию.

Но я понимаю государственников, отношение должно быть равным ко всем. Государство и церковь должны идти параллельно. Церковь отвечает за духовное и вечное, а государство должно заботиться о земном и материальном. Но совместно и государство, и церковь должны работать в патриотическом и духовном русле. Любовь к Богу, Церкви и к своей Родине – это святое. Очень часто говорили, что продукт ПЦУ – это политический проект. Говорили: сменится власть – и церковь развалится. Но прошел год, и время доказало, что благословенное Богом имеет право на жизнь. Верю в то, что Украинская церковь вырастет, вступит в силу и прочности. Понятно, что в Украине останется еще и Русская Православная Церковь. Мы можем быть в разных юрисдикциях, но быть братьями и сестрами во Христе. Сослужить вместе, быть одной семьей православного мира, ходить на праздники друг к другу, вместе молиться. А люди сами выберут, куда им идти.

Недавно верующие Православной Церкви Украины и из Винницкой побывали в Греции. После признания их Православной Церковью, которая имеет государственный статус ПЦУ. Поделитесь Вашими впечатлениями от этой поездки.

-В ноябре состоялось паломничество в Грецию большой группы духовенства и верующих ПЦУ, которое возглавил я вместе с митрополитом Переяславским Александром. Мы назвали это паломничество большим не только потому, что у нас была большая группа – 40 паломников, но и потому, что это было первое такое масштабное паломничество после признания Греческой Церковью Православной Церкви Украины.

Действительно, это была светлая страница нашей жизни прошлого года. Потому что в Греции мы почувствовали невероятно теплое отношение к себе. Не просто как к иерархам, священников и верующих, а как к представителям Украинской Церкви, которая является младшей сестрой Греческой Церкви. Именно так они это воспринимают. И несмотря на пропаганду со стороны некоторых недобросовестных СМИ, контролируемых Русской Православной Церковью в Украине, которые сообщали, что нас там якобы не принимают. Так вот, нас принимали везде на самом высоком уровне и даже позволяли непосредственно прикоснуться к тем святыням, к которым не всегда открыт вход для других паломников, мы впервые служили в их храмах на украинской!

Невероятной была встреча в монастыре Серафима Саровского в Фокидський Митрополии. Здесь нас встречали игумен, вся братия, митрополит Фокидський Феоктист. Мы отправили вместе Божественную литургию. Братия монастыря принимала причастие от украинских архиереев. И это в то время, когда свои в Украине нас продолжали поливать грязью. Там было действительно братское отношение к нам.

Примечательно, что в этой поездке мы много раз замечали, что нас ведет Промысел Божий. Например, Бог так все устроил, что первую Литургию и первое причастие на греческой земле мы приняли в храме в честь нашего земляка, где покоятся его святые мощи. Этого святого называют Иоанн Русский, по происхождению он украинец с Полтавщины, из казацкого рода, попал в плен к туркам и стал святым, которого очень уважают в Греции. Именно этот наш земляк, если говорить образно, встречал нас в своем храме в Греции, и там мы впервые во время этого паломничества причастились.

Еще одно проявление заботы Божия о нас – это литургия в Афинах. Мы не планировали там служить, но настоятель храма святой великомученицы Марины в. Серафим, узнав, что группа из Украины есть в Греции, пригласил нас к себе. Он очень быстро подготовился к нашему визиту. Перед иконостасом в храме стояли два флага: Греции и Украины. И вот это была первая в истории Литургия в греческой столице на украинском языке, которую отслужили мы с владыкой Александром и нашими священниками в сослужении с греческим архиереем и духовенством.

В настоящее время Православную Церковь Украина признала Элладская или Греческая Церковь, которая была первой после Константинополя в этом вопросе. А потом, 9 ноября, нашу Церковь признал и Александрийский Патриархат – вторая по диптиху Церковь в православном мире. Готовятся другие – несмотря на огромное давление Русской церкви процесс идет.

Совсем недавно Вы с группой волонтеров и духовенства побывали в районе проведения операции объединенных сил. Какие настроения там царят?

-Да, недавно мы посетили Донецкую область, побывали в наших бойцов из 59-й бригады. Это наша Винницкая бригада, побывали в военных госпиталях, на опорных пунктах нашей армии на Светлодарской дуге. Посетили и наших постоянных подшефных, как говорят, детей в Торецкое детском интернате и в селе Зайцево.

В целом же с моего благословения наши священники еще тогда Московского патриархата, начиная с 2014 года, посещали зону АТО / ООС. Мы сейчас продолжаем эту традицию. Возим гуманитарную помощь. Но я всегда говорил и нашим священникам, что вы туда едете, прежде всего, как пастыри, чтобы нести бойцам Слово Божие и молиться за них. Потому само присутствие священника в армии и на передовой вдохновляет и ободряет бойцов. С самого начала вооруженного конфликта я говорил, что в восточных регионах украинцы защищают целостность нашего государства, незыблемость границ. Защищают от тех, кто приносит зло, разруху, смерть. Защищать свою Родину – это священный долг как каждого гражданина, так и, в первую очередь, христианина.

Хотелось бы, чтобы люди были более патриотами как своей церкви, так и Украины. Если бы не первые волонтеры и добровольцы, которые поехали на фронт, то мы не знаем, что бы сегодня было. Так и я и наши священники – первыми ступили на этот путь, чтобы защитить церковь, которую Украина ждала веками. Мы не основали новую – мы вернули Митрополию, предоставленную Украине Вселенским патриархом еще при князе Владимире.

Верю, что придет время, что нас признают все церкви. И даже русская, пусть последней, но признает Православную Церковь Украины.

Источник: “33 канал”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × пять =