Интервью Новости

Винничанка Виктория Родинкова рассказала о своей стажировке в США

Винничанка Виктория Родинкова рассказала о своем полугодовую стажировку в США и важное открытие для всех аллергиков мира.

Начиная с 1992 года более тысячи граждан Украины, студентов и ученых стали участниками программы Фулбрайта. Среди них – винничанка Виктория Родинкова, профессор кафедры фармации Винницкого национального медицинского университета, доктор биологических наук. В день, когда она давала это интервью, исполнился год с начала ее шестимесячного стажировку в университете города Тальса (штат Оклахома, США). О своих впечатлениях от американской системы образования, провинциальной Америки и об открытии мирового значения, которое было сделано во время стажировки, она и рассказала Depo.Винниця

Программа Фулбрайта для украинского ученого – это …

– По большому счету, Фулбрайт для каждого свой. Для меня это был хороший опыт, возможность увидеть, что еще я могу сделать в своей отрасли в Украине. Также я имела возможность ознакомиться с американской системой образования, и не только высшего, но и школьного, так со мной в Америку поехал мой сын, эти шесть месяцев учился в местной школе. А благодаря руководительницы моей практики, профессору Эстель Леветин, которая позволяла нам путешествовать во время университетских зимних и весенних каникул, мы с мужем и сыном проехали и увидели почти половину Америки.

Что нужно было сделать, чтобы попасть в программу?

– Конкурс на программу Фулбрайта всегда велик. По моей специальности может быть и 120, и 150 человек. Отобрали десять плюс пять запасных на случай, если кто-то из основных участников, вдруг, не сможет поехать. Я прошла не с первого раза, но с тем же проектом, который готовила сначала – все потому, что я распечатала то, что писала в предыдущем году, и, перечитав, поставив себя на место отборочной комиссии, поняла, что подавала свои мысли не совсем логично : когда писала текст, с экрана компьютера это было не так заметно. Поэтому я переписала свой проект, добавила обоснований и прошла. От меня требовалось показать свои реальные, уникальные достижения и четко сформулировать, почему мне нужно поехать именно в США и толчок даст эта поездка мне как науковици и украинской науке в целом.

Какой тематики касался Ваш проект?

– Проект касается контроля за аллергенами в воздухе. Я работаю над этой темой с 2000 года и очень хорошо координуюсь и сотрудничаю с коллегами из Европы. Но даже в Европе нет хороших специалистов, работающих с проблематикой спор грибов. А именно в Америке, хотя там аэробиологии не так хорошо развита, как в Европе, нашлась такая специалистка как, доктор Леветин. И вот к ней я и поехала.

В чем именно аэробиология в Америке отстает от европейской?

– В Европе – а Украина уже давно относится к европейской аеробиологичнои сообщества – есть давняя традиция сотрудничества между учеными. Это дает возможность всегда идти с европейцами в ногу и развивать в Украине то, что доступно и в Европе. Благодаря умению интегрироваться и сотрудничать европейцы создали систему алергопрогнозов, предупреждая о аллергенах в воздухе и эта работа дает конкретный полезный результат. Это стало возможным благодаря тому, что в Европе доминирует социалистическая модель общества и ученые не избегают сотрудничества, поскольку понимают, что очень важно приносить пользу людям. Зато в Америке царит капитализм, а эта модель предполагает индивидуалистический подход, в том числе, в науке. Поэтому между американскими учеными больше конкуренции, чем сотрудничества. В Европе для ученых является нормальным делиться информацией, а чем больше данных – тем точнее и лучший результат и от этого выиграет общество. В Америке каждый сам по себе, и поэтому там нет аеробиологичной сети вроде европейской.

navigate_before
navigate_next

Вы жили в штате Оклахома, который считается американской глубинкой. Или напоминает эта глубинка провинциальную Украину?

– Провинция – это провинция везде, в любой стране. Если говорить об американской глубинке, то это огромное количество домов вдоль дорог, домов заброшенных, часто – с кучами мусора рядом. У нас такие можно увидеть разве что в глухой деревне, где остались немощные дедушки и бабушки, которые уже не могут справиться ни себе, ни доме.

Странно слышать такое о богатой стране мира.

– Да, Америка богата, но там около 20% населения живет в бедности – по американским меркам. И именно в провинции наибольшая концентрация тех, кто не имеет большого состояния, потому что там дешевле жизни, чем, например, в столичных городах или в Чикаго, откуда в Талсу (город в штате Оклахома – ред.) Приехал один из моих тамошних собеседников, объясняя , что ему было дорого жить в большом городе.

Я сама видела рекламу американских городов, которые позиционируются как комфортные и такие, где можно жить дешево. Это касается и Талси, где я проходила стажировку.

Если выразить дешевизну в цифрах – о каких суммах идет речь?

– Около $ 30 тыс. В год при среднем доходе по США в $ 48-51 тыс. В зависимости от штата. Богатым считается человек, который имеет в год $ 100 тыс. И больше.

Что собой представляет университет, где вы стажировались?

– Это небольшой частный университет. Но при этом сразу бросаются в глаза большие деньги, которые в него вложены. Территория университетского городка больше, чем у наших вузов – через традиции и доступность земли.

В Америке плотность населения наибольшая на побережье, а в глубинке она значительно меньше. В Талси живет примерно столько же людей, сколько в Виннице, но площадь примерно в 20 раз больше. Это потому, что, во-первых, земли свободной много, а, во-вторых, американцы, традиционно, отдают предпочтение частным домам. Так же и университет: здания в основном трех- или четырехэтажные, и их насчитывается около 20. Все выполнены в одном стиле, из одинакового камня.

Общежития по своей архитектуре совсем не похожи на те, к которым мы привыкли. А кроме них студенты по несколько человек арендуют небольшие домики, которые принадлежат университету и расположенные на его территории. Это своеобразный американский вариант коммуналки, где живут люди, которые договорились о том, что им удобно жить вместе.

Также на территории вуза расположено несколько очень красивых часовен, где люди не только собираются на религиозные службы, но и, например, проводят благотворительные обеды или просто приходят посидеть в тишине.

Чем отличается американская система высшего образования от украинской?

– Отличается в худшую сторону. К сожалению, мы сейчас стремимся следовать этому примеру, и это не есть хорошо. В Америке образование, как и все остальные, является товаром. И за нее нужно платить. Но – и это хорошо – в США труд хорошо ценится. Когда ты идешь в парикмахерскую, ты самой стрижку можешь заплатить долларов 10-12. Но если пожелаешь, чтобы тебя еще и феном высушили – стоимость может вырасти до $ 50, потому что это – труд парикмахера, и он тоже должна быть оплачен. Так же и с образованием. Чем выше уровень специалиста, тем меньше он, видимо, напрягается, работая со студентами, но тем дороже стоят его услуги. И это является одной из причин, почему в американских вузах преподаватели не работают со студентами так интенсивно, как работаем мы.

Я видела в университете Талси студентов, прослушали курс, но потому, что преподаватель не обсуждал с ними темы, не принуждал выполнять практические работы, они гораздо хуже усваивали материал, чем могли бы. В Украине мы иногда фактически заставляем студентов и учить, и отвечать, и приходить на каждую пару, и фронтальные опросы проводим. Но когда я рассказывала об этом американским коллегам, они слушали меня с удивлением. Там был только один преподаватель, который начинал свои лекции по разбору предыдущих, и это для них скорее – редкость.

Неужели нет никакого позитива?

– Он в том, что при такой, сугубо капиталистической системы, выживают сильнейшие, то есть талантливые, умные и самые упорные. Поскольку преподаватель работает с тобой мало, ты вынужден много работать самостоятельно. Кто не сможет – отсеивается. У нас, как правило, стараются тянуть всех, поэтому и система отбора достойных у нас работает хуже. А еще хуже система социальных лифтов: даже если в вузе ты был в числе лучших, это вовсе не гарантирует тебе достойного места под солнцем, а значит – возможности полностью реализовать свой потенциал. Зато в Америке если ты что-то из себя представляешь, ты многое можешь достичь. Ты будешь идти выше и выше, никто не будет ставить тебе палки в колеса и перед тобой открыты все дороги.

Ваш сын полгода учился в американской средней школе. Какие впечатления от нее?

– Опять сравнения в нашу пользу. В украинской школе осталось много постсоветского. И когда мы говорим “нас всех учили понемногу чему-нибудь и как-нибудь”, это предполагает какие-то общие знания и некий общий развитие.

В Талси сын учился в лучшей академической школе, что при университете, но образование, которое там дается, – это скорее развлечение и средство занять чем-то ребенка, а не развить его интеллектуально. С другой стороны, школьники готовят проекты, учатся дискутировать – это подготовка к самостоятельной работе с данными, с цифрами, и это хорошо.

Единственный предмет, который там учили на высоком уровне, – это математика, программа с которой гораздо сложнее, чем у нас. Преподаватели американских вузов жалуются, что уровень знаний, которые получает выпускник школы не соответствует уровню знаний, необходимых для поступления в университет, существует “вилка” между школой и университетом. Как по мне, это также результат коммерциализации знаний. Хочешь знать больше – плати еще. И поэтому в Америке, как и у нас, сильно развитая система частных репетиторов, которые готовят детей к поступлению в университеты. Еще один момент, который не понравился, но это уже не об образовании, – это элемент шоу, который пытаются добавить везде вместо того, чтобы заставить людей задуматься.

Что Вы имеете в виду?

– Например, Музей науки в Сент-Луисе, который нам посоветовали как очень интересный. Но когда мы туда попали, то вообще, не поняли, что мы там делаем. Вся экспозиция рассчитана на уровень подростков и на то, что ты должен очень радоваться и удивляться увиденному.

Так, к экспонатам можно было дотронутся, и это хорошо. Но нам было странно, что в музее представлены объекты и явления, которые мы когда-то изучали в школе и понимание которых каждый образованный человек должен школы вынести. И только некоторые элементы были выше за нашу школьную программу. А американцы радуются. В них и отдельных предметов “Физика”, “Химия”, “Биология”, “География” в школе нет. Все это объединено в единый предмет “Наука”. А вот увидев наши учебные планы, в частности, по предметам “Всемирная история” и “Искусство”, которые я привезла с документами сына, тамошние учителя удивлялись и довольно выкрикивали, что, мол, надо воплотить и себе что-то такое.

А что удалось увидеть действительно интересного?

– Нам повезло попутешествовать по Америке. Видели, в частности, Флориду, Техас, Нью-Йорк, Гранд-Каньон, место падения Аризонского метеорита, который, по одной из версий, упал тогда же, когда крупный метеорит упал в Атлантику в районе Флориды, изменив ось Земли, в результате чего на планете изменился климат и вымерли все динозавры.

Еще одна изюминка – генетический анализ, который мне  помоглиоплатить коллеги. Он включает отчет с более 40 генных болезней и признаков, то есть о том, присутствуют мутации, их определяют, в моем организме или нет. Также было указано мое генетическое происхождение – и указано правильно, сколько у меня ДНК неандертальцев, в которых популяционных групп по происхождению принадлежат мои родители. Надеюсь, такие возможности диагностики вскоре придут в Европу, ну а я, тем временем, буду рассказывать о них своим студентам.

Кроме возможностей рассказать студентам о новации диагностики, с чем еще Вы приехали в Украину?

– С данными, уникальными для мира. Наш проект по мониторингу пыльцы было организовано таким образом, что мы собирали данные в один и то же время, независимо от погоды, а она в Оклахоме очень капризная и может меняться по несколько раз в день. Поэтому нам дважды пришлось делать мониторинг под дождем. Я была уверена, что мы просто теряем время, потому что дождь смоет все образцы, которые мы собирали. Зато результат был прямо противоположный: дождь принес большое количество пыльцы и спор.

Это на практике подтвердило теорию, что осадки вымывают аллергены, которые находятся в атмосфере, хотя до сих пор ученые могли только делать такое предположение. Теперь надеюсь сделать статистическую обработку данных вместе со своими украинскими коллегами.

Какое практическое значение этого открытия?

– Есть статистические данные об увеличении во время грозы количества астматических приступов у людей, страдающих аллергией. И это было странным. Считалось, что в сырую погоду воздух чистый, а значит такие пациенты могут дышать свободно.

Но сначала в Австралии, а затем в Италии были зафиксированы случаи, когда во время дождя состояние аллергиков ухудшалось и этот феномен не имел четкого научного обоснования. А мы зафиксировали во время ливня концентрации пыльцевых зерен в 11500, а спор грибов – более восьми тысяч в кубометре воздуха. Чтобы понять, много это или мало, замечу, что пороговая концентрация для развития симптомов аллергии составляет 10-25 зерен пыльцы и от 100 спор в кубометре. Более того, процесс их вымывание из атмосферы может длиться несколько дней подряд. И эти факты до сих пор не были зафиксированы ни в одном научном исследовании.

У Вас не возникло желание остаться в США, чтобы продолжить работу?

– Нет. Во-первых, программой предусмотрено, что по окончании стажировки я должна вернуться на родину и в течение ближайших двух лет не имею права въезда в США. Во-вторых, и это главное, не так все плохо в Украине. Мы просто не замечаем изменений, которые происходят, и постоянно считаем, что все плохо. Но в США все полностью коммерциализировано и все регулируется деньгами, в том числе и статус человека. Социальное расслоение там значительно заметнее, чем у нас. В то же время, мои американские коллеги даже понятия не имеют, как это – просто сесть в поезд и уехать, не понимают, как я могла дожить до сорока лет, не сев за руль. Потому что у них нет такой разветвленной системы городского и междугородного транспорта, и для того, чтобы просто купить хлеба, нам нужно было садиться в машину и 10-15 минут ехать в ближайший супермаркет хайвеем.

В Виннице я по дороге домой прохожу мимо 20 магазинов, где могу купить, что захочу. И обычный по нашим меркам универсам, который расположен у моего дома, в Америке был бы элитным. Там мы не могли найти нормального сыра (того, что на русском называется “творог”): то, что продается там под его видом, вообще непонятно, как можно есть.

В США в пище жир заменяют углеводами, которые совсем не полезны, и через них ты начинаешь набирать вес. И было много других моментов в Америке, когда я могла с гордостью сказать: “а в Украине это – лучше, чем здесь”. Поэтому я счастлива, что вернулась домой.

Источник: vn.depo.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 5 =