Интервью Политика

Экс-винницкий министр соцполитики Рева считает, что правительство Зеленского создает государственную финансовую пирамиду

В законопроекте о государственном бюджете на 2020 год сознательно занижена доходная часть. Это делается для того, чтобы новая власть могла продемонстрировать успехи в экономической политике, которых на самом деле нет. Единственный приоритет сметы страны — выплата внутренних и внешних долговых обязательств. В то же время по всем другим социальным параметрам финансирование сокращается и в ближайшем будущем ситуация вряд ли продемонстрирует положительную динамику. О рисках, которые заложены в госбюджете 2020, стимулах для инвесторов, проблемах кредитных обязательств Украины и многом другом в интервью изданию «Экономические новости» рассказал известный украинский политик, экс-министр социальной политики Украины (2016-2019рр) Андрей Рева.

Как Вы оцениваете «турборежим» принятия решений в парламенте с приходом Зе-команды к власти? Насколько положительным окажется тренд? 

Меня на самом деле больше волнует не скорость принятия тех или иных решений, а их качество. Очень хорошо, что важные для страны законы начали приниматься быстро. Ведь иногда на это уходит много времени. В качестве примера, над пенсионной реформой в правительстве Владимира Гройсмана мы работали полтора года. Почти семь месяцев прошло с момента внесения законопроекту в парламент до его принятия. В первом чтении документ принимали в июле, а во втором — только в октябре 2017 года. Это долго. Такие важные решения можно и нужно было принимать  быстрее. Поэтому сам темп принятия решений новой командой оцениваю положительно. Ведь многие законы, которые лежали в Верховной Раде годами, начали приниматься. В то же время нужно посмотреть на конечный результат, а именно — в каком виде вышел тот или иной закон. И здесь могут быть вопросы. При высокой скорости законодательной работы, которую в народе окрестили как «турборежим», всегда есть риск принятия различных лоббистских поправок и других негативных моментов, которые искажают первоначальную идею законопроекта, но которые, к сожалению, мы сможем увидеть только в процессе его реализации. Понятно, что парламент — это место, где много говорят. Однако люди, избиратели хотят видеть результат законодательной работы. В данном случае результатом есть законы, которые принимаются. Если они принимаются быстро, то я не вижу здесь ничего плохого.

Тем не менее, члены новой команды уже успели отметиться скандалами различного характера, начиная от подкупа, «кнопкодавства», заканчивая недавним сексуальным. Что скажете по этому поводу? 

Это абсолютно прогнозируемые вещи. Если вы формируете свою команду из совершенно случайных людей, найденных по интернету, то какие гарантии, что это действительно команда единомышленников? Если во время обучения будущих законодателей в «Трускавецком университете» им откровенно говорят, что «они никто и зовут их никак», то что можно ожидать в конечном итоге? Что все опустят голову и будут покорно нажимать нужную кнопку во время голосования за любой законопроект да еще и в турборежиме? Сначала, казалось, новые лица были с этим согласны. Но по мере того, как попав в парламент, они вдохнули воздух власти, ситуация изменилась. Отдельные представители монобольшинства начали задавать себе сакраментальный вопрос в стиле Радиона Раскольникова: «Тварь я дрожащая или право имею?». Быстро выяснилось, что новым лицом «ничто человеческое НЕ чуждо». И они начали кнопкодавить, ссориться, плакать, когда не принимаются их поправки, обвинять друг друга в коррупции и получении взяток в конвертах и ​​тому подобное. То есть, общество увидело, что новые лица ведут себя точно так же, как и старые лица прежде. Апофеозом всего этого театра абсурда стал казус депутата Яременко. И дело даже не в том, что он в рабочее время, в зале Верховной Рады решает личные проблемы сексуального характера, а то, как он вел себя после этого. Выяснилось, что новые лица еще и врут так же как старые прежде!

Прогнозирую, что в будущем количество таких скандальных моментов будет увеличиваться, ведь никакой ответственности за свои действия фигуранты этих скандалов не понесли. И вряд ли общество согласится с тем, что проверка на полиграфе сможет заменить полноценное расследование НАБУ. Далеко не все лица оказались абсолютно честными и новыми. Некоторые оказались абсолютно глупыми. Некоторые, как сказал сам председатель Офиса президента Андрей Богдан, даже «с психическими отклонениями». Все логично. Как говорил классик: «маємо те, що маємо».

Ваше отношение к недавно принятому законопроекту, который дает право НАБУ и ГБР на прослушку?

Это логичный шаг. Тот кто по Закону имеет обязанность проводить негласные следственно-розыскные действия, досудебное расследование должен иметь такую ​​возможность.

В ближайшее время в Верховной Раде депутаты будут обсуждать и принимать законопроект о государственном бюджете на 2020 год, подготовленный ко второму чтению. Действительно следует ожидать существенных изменений? 

По сравнению с документом, подготовленным к первому чтению, в доработанной версии госбюджета 2020 были изменены макропоказатели. Теперь рост ожидается на уровне 3,7%. Было принято постановление, где прописаны те вещи, которые они должны учесть ко второму чтению. И когда я попытался открыть его — оно ​​не открылось. Когда обнародовали программу правительства — его тут же спрятали. Бюджет едва успели посмотреть. Что им предложили изменить, и что они изменят в результате — мы не знаем. То есть эта новая команда абсолютно закрыта. Мы по факту будем видеть, что они напринимают только после того как это «что-то» примут.

В интервью одному из телеканалов у Вас прозвучала фраза, что «показатели доходов и расходов в бюджете 2020, которые представил Минфин, не сходятся с реальными». Если так есть на самом деле, тогда с какой целью заведомо даются некорректные цифры?

Им это выгодно. Они сознательно занижают доходную часть. А давайте сами и посчитаем. В бюджете 2019 предусмотрены доходы 1 трлн. 26 млрд. грн., А в бюджете на 2020 год — 1 трлн. 79 млрд. грн. Разница в 53 млрд. Рост предусмотрен на уровне на 3,3%. То есть 53 млрд. грн — это рост на 3,3%? В бюджете 2020 предусмотрено 245 млрд. грн. на нацбезопасность и оборону. Это 5% ВВП. Если 5% — это 245 млрд. грн, то сколько будет 3,3%? Ответ: 160 млрд. грн. А у нас 53 млрд. грн. Так где еще 100 млрд. грн?  Простая арифметика. Идем другим путем. Дефицит бюджета 95 млрд. грн. Это 2,09%. , то 3,3% — это те же 160 млрд. грн. Так где еще 100 млрд. грн? Хорошо, пусть завышена база была в 2019 году. Отбросьте 50 млрд. грн. Но где тогда еще 50 млрд грн? Они занизили доходную часть, чтобы показать перевыполнение и рассказывать потом всем как мы быстро растем. С моей точки зрения, абсолютно мошенническая схема, которая направлена ​​на то, чтобы вводить в заблуждение общественность и показывать успехи в проведении экономической политики, хотя эти успехи закладывались именно таким нечестным путем.

Как бы Вы оценили приоритеты в программе Кабмина, которые должны создать стимулы для инвесторов и обеспечить рост экономики 5-7%, о чем заявил премьер Алексей Гончарук? 

Приоритеты определяются размером финансирования. Единственный приоритет в проекте бюджета 2020 — это выплата государственных долгов. Эта статья запланирована в 100% -ном размере. Ни одна другая статья расходов так не обеспечена средствами. А значит никаких приоритетов, кроме вышесказанного, в проекте бюджета нет. Все остальные разговоры о приоритетах — это «бла-бла-бла». Как говорила одна героиня фильма: «Не учите нас жить, лучше помогите материально».

Тем не менее, новое руководство продолжает переговоры с МВФ о новой программе сотрудничества. Насколько такая политика себя оправдывает и сможет ли Украина когда-нибудь обходиться без международных заимствований? 

Проблема не в кредитах МВФ. МВФ не дает средства в государственный бюджет. Средства, поступающие от этого международного финансового учреждения идут в резервы Нацбанка. И, таким образом, увеличиваются золотовалютные резервы страны. Благодаря сотрудничеству с МВФ мы имеем возможность выходить на рынок заимствований и привлекать ресурс, продавая облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Если кредит МВФ идет под 2%, то ОВГЗ мы продаем с доходностью 15% и более. То есть мы берем деньги, продаем наши ОВГЗ финансовым спекулянтам под 15% и выплачиваем старые долги. Таким образом, мы перекредитовываемся. Но от такого перекредитования наши долговые обязательства не уменьшаются, а увеличиваются! И по факту — в бюджете 2020 предусмотрен рост государственного долга на 60 млрд. грн. Это при том, что в этом году от продажи ОВГЗ мы привлечем 418 млрд., а в следующем 438 млрд. грн. И все равно наши долги будут расти. Вот где на самом деле проблема. То есть идет создание финансовой пирамиды, которая рано или поздно рухнет и ее крах на себе почувствуют все.

Почему инвесторы не желают инвестировать в реальный сектор экономики Украины и как поощрить их к этому? 

У вас есть деньги. Вы можете рискнуть, вложить их в производство и, возможно, получить прибыль через десять лет. Или можете купить ОВГЗ и получать свои 15% уже сейчас. Что вы сделаете? Я думаю, что ответ очевиден. Поэтому все разговоры об инвестициях, пока продаются ОВГЗ под 15% — это разговоры ни о чем. Рано или поздно такая экономическая политика приведет к ситуации,  когда платить будет невозможно. Мы уже сегодня на обслуживание долга тратим 40% бюджета. Поэтому я с тревогой смотрю на наши перспективы с точки зрения финансовой стабильности.

Какой же тогда выход? 

Если новая команда — реальные реформаторы, то надо сокращать заимствования от продажи ОВГЗ. Если они уже начали такие жесткие меры экономии, то пусть проводят по всем статьям. Надо перестать наращивать долги. Они же не говорят об абсолютных цифрах, а говорят: «Процент долговой нагрузки в соотношении к ВВП снижается». А в реальной жизни в 2019 году государственный долг составлял 2 трлн.60 млрд. грн, а в 2020 году составит 2 трлн. 120 млрд. грн. Процент уменьшился, но сумма выплаты увеличилась. Вот такое «снижение» долговой нагрузки!

Станет ли «формула Штайнмайера» прологом мира между Украиной и Россией? Ведь в обществе по этому очень смешанные чувства … 

В чем опасность «формулы Штайнмайера»? В п. 9 Минских соглашений написано, что контроль над границей будет передан Украине на следующий день после проведения выборов. Поэтому те, кто кричат ​​сначала контроль над границей, а потом выборы — врут. Этот алгоритм четко прописан в Минских документах. Отмечено, что закон о статусе оккупированных территорий принимает украинская сторона, но не написано, когда он вступает в действие. Предположим, что мы провели выборы, приняли закон о статусе и на следующий день начинаем требовать, чтобы нам передали контроль над границей. А в ответ слышим: «Мы передумали». Тогда мы говорим: «Ну, раз вы передумали, то закон о статусе не вступает в действие». Так было до подписания Кучмой письмо о согласии с «формулой Штайнмайера» в редакции Лаврова.

Теперь все изменилось, ведь в «формуле Штайнмайера» написано, что закон о статусе вступает в действие в 20.00 в день выборов. Это значит, что рычаг воздействия на бандитов теряется. На следующий день, когда они начнут «быковать» можно было бы сказать, что статуса нет. А теперь этого сделать мы не сможем. Я задаю вопрос: зачем? Или, как говорил Виктор Янукович: «нахіба?» Это чистая сдача национальных интересов. Сейчас много говорят о разведении … Но вы почитайте в чем опасность. Россияне над нами всеми смеются. Потому что они знают, что требуют, а мы здесь спорим не понятно о чем. Нас лишили рычагов влияния на бандитов. Мы согласились, что закон о статусе будет введен в действие одновременно с выборами. Вот и вся «формула Штайнмайера».

Для чего спешат с разведением войск? 

Потому что Россия отказывается проводить встречу в «нормандском формате». Ну, пусть не проводит. Что это меняет? Что вы хотите в «нормандском формате» получить? Россияне уйдут с украинской территории? Нет. Я вообще не понимаю логики наших чиновников. Если они хотят сдать Украину — тогда все понятно. Кстати, время потратили. Надо было это сделать 28 октября в Мюнхене. Как когда-то в 1938 году. Тогда тоже Чехословакию сдали в присутствии Англии, Франции, Германии и Италии. А сейчас в присутствии Франции и Германии можно было подписать капитуляцию Украины. Было бы достаточно символично.

Когда можно будет говорить о сроках восстановления пенсий на Донбассе? 

Только после деоккупации. Не ранее. Все, кто говорит, что нужно это делать сейчас — считаю, что они недальновидные и не работают в интересах Украины.

Источник: “Экономические новости”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − 11 =