Интервью

Андрей Гыжко: На Винниччине самые проблемные дороги вблизи элеваторов, сахзаводов и карьеров

Хорошо развитая сеть автомобильных дорог и аграрная специфика региона оборачивается тем, что развитие невозможно без перевозок собранного урожая, а крупнотоннажный транспорт «убивает» дороги. Причем, нередко в течение одного сезона. Чтобы приостановить разрушение дорожного полотна областные власти инициируют «непопулярные меры». Как поясняет первый замглавы Винницкой ОГА Андрей Гижко, отныне грузовики с перевесом будут не просто останавливать для составления протокола, а блокировать, пока перевозчик их не «разгрузит» до допустимого для дороги тоннажа.

 «Когда президент совета Ясского уезда Маричел Попа увидел наши початки, то сказал, что в этом году Винничина по урожайности поставит рекорд в Европе»

— Андрей Петрович, можно сказать, что нынешний год в области прошел под знаком кукурузы. В этом году якобы впервые ожидают большой урожай и снижение удельного веса этой культуры, используемой ранее исключительно на силос. Причина в погодных условиях или селекции?

— Поясню, 90% кукурузы идет на корм животным. Остальное в пищу. В Украине кукурузная каша не настолько популярна, как в соседних странах. В Винницкой области из всех засеваемых кукурузой площадей порядка 15% использовались на силос, а это около 60 тысяч гектаров. То есть, початки не собирали. Они не успевали дозревать. Стебли вместе с ними дробили и в таком виде направляли на корм скоту.

В этом году мы наблюдаем парадоксальный случай – из-за большого количества осадков и теплого лета увеличилась площадь кукурузы на зерно. Кукуруза, которая изначально предназначалась только на силос, начала давать большие початки, поэтому вырастет суммарный сбор зерновой кукурузы.

Если в мае аграрии отчитывались, что кукурузой на зерно засеяно 370 тысяч гектаров по области, то в августе в начале  сбора урожая оказалось, что по факту вышло 386 тыс. га. Да и сами початки гораздо крупней, чем в прежние годы. Этот феномен фиксируют не только отечественные ученые. На День Независимости область принимала делегацию из Румынии. Когда президент совета Ясского уезда Маричел Попа увидел наши початки, то сказал, что в этом году Винничина по урожайности поставит рекорд в Европе. Предпосылки есть.

— Как правило, чем больше урожай, тем ниже цена на товар…

— Верно, для аграриев избыток далеко не всегда выражается в дополнительных доходах. Чаще наоборот. Это хорошо заметно и по другим сельхозкультурам. Например, по капусте. Осенью традиционно в районе аэропорта собирают урожай капусты. Сразу же видно, если головки большие, то значит, ее стоимость будет падать.

Вернемся к кукурузе. Позиция облгосадминистрации в том, чтобы продавать все-таки не зерно кукурузы, а конечный продукт, я имею в виду мясо. Согласитесь, если речь идет о кормовой культуре, то в итоге она востребована в животноводстве, а это значит, правильней подсчитывать в итоге количество мясной продукции.

Проект МХП я бы назвал самым удачным в этом плане. Компания выращивает кукурузу, перерабатывает на комбикорм, на нем выращивает птицу, разделывает ее и реализует. Добавочная стоимость в таком случае гораздо выше, нежели продавать сырье – зерно кукурузы.

— В Гнивани Тывровского и Демкивке Тростянецкого районов планируется сооружение двух предприятий по переработке кукурузы. Как это отразится на экспорте этой культуры?

— Если считать математически, то тростянецкий завод рассчитан на переработку 100 тысяч тонн, а гниваньский – 600 тысяч. Суммарно это 700 тысяч тонн, а ежегодно область собирает порядка 3,5 миллионов тонн. То есть, получается, что на этих двух заводах смогут перерабатывать пятую часть всей выращиваемой на полях Винничины культуры.

С другой стороны, идея заключается в том, что продаваться будет не сырье, а переработанный продукт. В Тростянецком районе планируется выпускать высококачественную кукурузную муку, а в Гнивани и вовсе собираются раскладывать зерно на молекулы и аминокислоты, опять же для производства комбикормов, которые направят не только на птицекомплексы, но и в хозяйства по разведению крупного рогатого скота. Поэтому, я считаю, что гниваньское производство даст региону большой толчок в развитии животноводства.

 «Из нашего молока фактически нельзя произвести твердый сыр, особенно длительного хранения»

— Поголовье скота ежегодно сокращается, а цены на мясо – растут. Почему наши фермеры при наличии кормовой базы не спешат заниматься животноводством?

— В этом году восемь животноводческих ферм находятся на реконструкции. Это старые объекты, построенные более 25 лет назад. Мы увидели, что особых проблем со стенами нет. Объекты неплохо сохранились. Практически в каждом селе остались «коробки». Если окна и ворота исчезли, то бетонные стены стоят. Самой большой проблемой является отсутствие качественного поголовья. Его сложно найти.

Мировым лидером по производству племенного стада КРС считаются Нидерланды. Так вот, там на пять лет вперед выкуплены телята. Включая тех, которые еще не родились. Следующей в рейтинге идет Румыния. Там ситуация практически аналогичная. Заказы принимаются на три года вперед.

Каждый год только Израиль покупает около 10 тысяч голов КРС, большими партиями приобретает Казахстан. И мы стоим в этой большой очереди за крупным рогатым скотом и при этом отечественные товаропроизводители не всегда готовы заплатить «европейскую» цену, в отличие от компаний из других стран.

Приведу последний пример. Агрофирма «Ольгополь» из Чечельницкого района восстановила ферму и создает свой мини-завод по выпуску молока и кисломолочной продукции для обеспечения местного населения. В принципе, очень верный подход. Доставлять в Чечельник продукцию дорого и долго, а местные селяне имеют коров, сдают молоко. Теперь нет необходимости везти его на крупные предприятия в другие районы – можно сдать на месте. Тут его перерабатывают, обеспечивая округу.

Так вот, на самой ферме собрали 5-6 пород коров. По большому счету, так не принято, но с учетом дефицита поголовья, руководство предприятия собирало буренок репродуктивного возраста, где получалось, выкупало их у населения. К сожалению, сегодня ни один фермер или сельхозпредприятие не могут обеспечить себя племенным стадом одной породы.

Сейчас мы планируем поехать в Запорожскую область, где еще сохранился большой племхоз – на Винничине таких уже не осталось, и надеемся, что удастся заключить контракт на поставку племенного поголовья в наш регион.

— Насколько перспективно реанимировать именно такие хозяйства или в нынешних условиях это нереальная задача?

— Это очень перспективно. Сейчас 75% коров находится «на руках» у населения. При этом постоянно растет количество предприятий молочной отрасли, которые отказываются от сотрудничества с домохозяйствами, у которых одна-две коровы. К сожалению, у них низкое качество молока.

Речь не о жирности. Не удовлетворяют микробиологические показатели. И в первую очередь страдают производители сыра. Обычные потребители ощущают это. Из-за этих показателей украинские сыры уступают по качеству швейцарским, голландским, итальянским, французским… Из нашего молока фактически нельзя произвести твердый сыр, особенно длительного хранения.

Поэтому молокозаводы предпочитают сотрудничать с фермерами, располагающими поголовьем в 200 голов и больше, ветеринаром и прочим. Я вспоминал об «Ольгополе». Так вот, там делается не просто развернутый анализ молока, но по нему еще и проверяется состояние здоровья каждой буренки. Подобным могут похвастаться единицы.

В связи с этим стоит цель за 3-4 года увеличить именно количество племенного поголовья. Увы, население не занимается селекцией и отбором. Знаю, что на уровне МинАПК обсуждается вопрос о запуске программы, которая позволит со следующего года предусмотреть компенсацию для аграриев, приобретающих спермодозы племенных быков. Таким образом, за год-два они смогут иметь уже племенное поголовье.

— Насколько я понимаю, в Украине осталось несколько племхозяйств. Во сколько может обойтись создание такового «с нуля»?

— Качественная корова стоит 5 тысяч евро. Чтобы наладить поставки на конкретный молокозавод, необходимо от 200 дойных буренок, а в совокупности со шлейфом — не менее 250 голов КРС. Таким образом, только на скот придется потратить свыше 1 млн. евро. Добавим стоимость доильного зала и молокопровода, а также лаборатории. В сравнении с этим, помещение стоит копейки.

 «Самые проблемные участки дорог – вблизи элеваторов, сахзаводов и карьеров. Всего мы определили 76 таких предприятий»

— Телеканал «Zik» показал сюжет о селе Борщаговка Погребищенского района, где люди считают, что стали заложниками ООО «Так-Агро» и местной власти, поскольку после подписания чистых бланков выяснилось о 15-летнем договоре аренды паев, хотя они полагали, что отдают землю на 7-8 лет. Такие случаи не единичны. Существует ли механизм досрочного расторжения договоров аренды земли?

— К сожалению, из-за отсутствия минимальной юридической грамотности таких случаев довольно много. Особенно, если учесть, что договоры подписывают люди преклонного возраста, а текст написан мелким шрифтом, чем пользуются юристы. Досрочно расторгнуть договор можно лишь по согласию сторон – физлица, собственника пая и фирмой-арендатором.

Государство и органы местного самоуправления к этому не имеют никакого отношения. К нам часто поступают жалобы с просьбой помочь в расторжении, но у госвласти нет правовых оснований. Ведь подписание договора это процесс добровольный и так сказать обоюдный. В момент подписания никто не спрашивает совета у государства, не уточняет репутацию арендатора и его финансовое состояние, а к нам приходят, когда уже проблема.

Существуют прецеденты судебного расторжения договоров, но для этого собственник пая должен доказать, что арендатор нарушает прописанные в документе условия. А условий немного – обрабатывать землю, использовать по целевому назначению и своевременно выплачивать арендную плату. Доказать в суде, что какой-то из этих пунктов нарушен, очень тяжело. Ведь именно это не нарушают…

— В той же Борщаговке люди жалуются, что местные агропредприятия разбивают дороги. Можно ли их вынудить оплачивать ремонт? Аналогичные инциденты случаются и в других населенных пунктах, в том числе в Городкивке Крыжопольского района…

— Мы детально разбирались с этой проблемой, в том числе с привлечением  правоохранительных органов. Вынудить агрария можно. Многие из них соглашаются помочь с восстановлением дороги, как в той же Городкивке, где сахарный завод выделил на ремонт 2,5 млн. грн. Самый аварийный участок заасфальтирован. Также завод выделяет средства на проектно-сметную документацию для ремонта другого участка. До конца этого года дорога будет в нормальном состоянии.

Но суть в том, что по отремонтированным дорогам опять-таки идет крупнотоннажный транспорт. И разбивает их… Часто в течение одного сезона. Мы разрабатываем ряд жестких мер, чтобы поломать эту ситуацию. Обычный штраф нерезультативен. Грузовик едет дальше. Мы хотим заставить перевозчика, чтобы он загружал не более допустимой нормы. Как? Идея в том, чтобы «лишнее» перегружали в другую машину, а пока перевозчик этого не сделает, его транспорт будет стоять у обочины… Это быстро отобьет охоту сознательно идти на перегруз.

Не стану раскрывать все тонкости, но уверяю, что не все меры будут популярными. Скажу, что мы начинаем рейдовые спецоперации, в которых задействуем патрульную полицию, управление по защите экономики, транспортную инспекцию. Но прежде мы установим дорожные знаки, регламентирующие допустимый тоннаж.

— Сколько таких «летучих голландцев», то есть мобильных бригад будет одновременно мониторить грузоперевозки?

— Предполагаем, что три… Да, этого недостаточно, но известны самые проблемные участки – вблизи элеваторов, сахзаводов и карьеров. Всего мы определили 76 таких «точек». Есть дефицит инспекторов Укртрансбезопасности. Также к рейдам хотим привлечь общественность.

— Вы по-прежнему возглавляете областную организацию БПП. Насколько она готова к участию в предстоящей предвыборной президентской кампании, и каковы ее ближайшие планы?

— Все партии в Украине воспринимаются как предвыборные проекты или участники скандалов. Почитав закон, мы вспомним, что выборная кампания стартует 31 декабря. Та политическая истерия, которая происходит на центральных телеканалах, шумиха вокруг приезда разных политиков, с одной стороны, немного преждевременна, а с другой, у некоторых политиков хочется спросить, а где вы были раньше?.. Почему раньше с людьми не встречались, не рассказывали о своей работе?

У нас есть ежедневные планы, по которым мы работаем. Один из партийных проектов – работа в сельской местности с участниками АТО, их семьями. Раньше работали с проектом по разъяснению, как оформить субсидию.

Сейчас в каждом районе функционируют общественные приемные. Причем, там сразу же формулируют письма и к нардепам, и в различные госинстанции. Проводим дискуссионные клубы с молодежью. Есть проект по предупреждению коррупции, с организацией горячей линии. Мы пока занимаемся этой работой.

Если говорить уже о событиях начала будущего года, то это выборы президента, который сформирует команду и штаб. Конечно, партия будет опорой.

— Недавно Вы поменяли имидж. Носить бороду нынче в тренде. Причина в этом? 

— Абсолютно нет. Был в отпуске с семьей и дал возможность лицу во время путешествия «отдохнуть». Супруге смена «имиджа» понравилось, поэтому решил оставить. Отпуск был небольшим – всего две недели, поэтому решили всей семьей проехать часть ближней Европы. Поэтому отрастил бороду и сбривать ее пока не собираюсь. Кстати, у молодежи сейчас в тренде легкая небритость, а не такая как у меня.

  — У Вас в кабинете широко представлен такой сказочный персонаж, как Баба Яга. Сколько их всего и почему собираете?

— Наши друзья из Свентокшиского воеводства Польши, когда приезжают, всегда привозят символ своего края. Они все разные… В кабинете их шесть. Есть еще дома.

Источник: “РЕАЛ”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять − 5 =